Ирина Жигмунд (la_gatta_ciara) wrote,
Ирина Жигмунд
la_gatta_ciara

Венцы Юханна Никадимуса. Моё интервью.

Я завела этот ЖЖ для того, чтобы не хранить все информационные сокровища, которыми обладаю, в себе, а делиться ими со всеми. Поэтому, я с удовольствием встречаюсь со знакомыми художниками и прошу их рассказать о себе и своей интересной работе. И все это - эксклюзивно, только для вас, читателей моего блога! Вы уже знакомы (по моим интервью) с художниками по костюмам Натальей Дзюбенко, Наной Чекки, Дмитрием Андреевым, с коллекционером дамского белья Антоном Приймаком, сегодня я расскажу об интереснейшем человеке — Юханне Никадимусе, музыканте и мастере по изготовлению русских народных венцов.


Юханн Никадимус и его ассистент))


«Первый свой венец я сделал полгода назад. Началось все с того, что мне захотелось, чтобы традиционный венец был у нас на обложке диска моей музыкальной группы, в которой мы поем русские народные песни (лет в 15 я услышал, как поют русские бабульки и понял, что всю жизнь буду петь такие песни и делать к ним музыку). И я подумал: где мне его взять? Музеи или коллекционеры в аренду такую красоту не дадут, значит, нужно сделать самому. Начал узнавать, как. Ирина Николаева, мастер по золотному шитью и технике «сажение по бели», рассказала, как изделие разбирается по фотографиям, как расчитывается правильный размер.




Одна из лучших композиций Юханна Никадимуса и его группы. По клику на Nikadimus Experience - переход на music.yandex, где вы можете послушать другие песни этой группы.




Обложка диска Nikadimus Experience. Эта повязка была сделана Юханном.





Повязка. Работа Ю. Никадимуса.





Когда был готов первый венец, я поставил его на красивое фортепьяно у себя дома и решил, что нужно сделать еще что-нибудь - для украшения интерьера.




Венец. Работа Ю. Никадимуса.





И стал создавать венцы для интерьеров: делаю для них сразу деревянный футляр, который покрываю воском, крашу, внутри обиваю шелком.





Золотое шитье и азиатские ткани мне по папиной стороне очень близки (моя мама русская, а папа — ассириец, он певец и композитор, заслуженный артист республики Татарстан, пишет музыку на стихи русских и татарских поэтов — классиков). Вышивая венцы, я понимаю, сколько в них магии. Например, веревочка, образующая основной узор, не должна прерываться. Она проходит весь рисунок и возвращается, заканчиваясь там, где началась.





Каждый народный предмет поддается определенной логике, его нельзя начать делать с любого элемента, вам нужно его разгадать: с чего он начинается? Иначе венец просто не сложится.





Такая техника пришла из Византии, таким образом там украшались иконы. Венцы - это не просто головной убор, это сакральный предмет. Когда я начал делать свой первый венец, мне было неловко, мне казалось, что я залез в чью-то чужую голову: ведь мастерица вкладывала в него какие-то свои мысли и секреты.




Фрагмент венца. Работа Ю. Никадимуса.


Я больше всего люблю, когда у предмета есть какая-то своя история. Когда я делал этот венец, у меня была только одна фотография. Снято было с определенного ракурса и непонятно было, как выглядит центральный фрагмент вышивки. Но я загорелся! Мне было интересно додумать то, чего не видно.




прототип




Северный венец. Реконструкция венца XVIII века по образцу из Государственного музея А. С. Пушкина в Москве. Работа Ю. Никадимуса.

Шитьё бисером и жемчугом в технике «сажение по бели».
Материалы: холст, льняной шнур, металлический шнур, льняная нить, латунные пайетки, стеклянный бисер, стеклянные бусы, речной жемчуг, канитель, трунцал. Подклад оборота — винтажный хлопок (кустарный икат «абрбанди»).




Фрагмент венца. Работа Ю. Никадимуса.


После того, как работа была закончена, оказалось, что у друзей есть фотографии этого венца, которые они делали на Делегатской, в музее. И там хорошо виден центр, который по рисунку совпадает с моим вариантом. Сегодня сам венец находится в Музее Пушкина.


Ниже — классический сказочный венец с городками. Я его делал по фотографии Шабельской.




прототипы







Северный венец. Реконструкция венца XVIII века по фотографиям альбома Collection Shabelskaya 2010 года. Работа Ю. Никадимуса.

Шитьё бисером и жемчугом в технике «сажение по бели».
Материалы: холст, хлопковый шнур, металлический шнур, льняная нить, латунные пайетки, стеклянный бисер, бусы, стразы, речной жемчуг. Подклад оборота — индийский шёлк.

Прототипы венца можно встретить: в Ярославском музее-заповеднике, Государственном Русском Музее, а также они опубликованы в книгах «Поэзия народного костюма» 1975 года, «Головные уборы Русского Севера» 1999 года, «Женский народный костюм в России XVIII-XX веков» 2013 года.


Венцы, которые делаю я, в основном, из северных регионов. Не знаю, почему они мне больше всего нравятся... Может, потому, что в моем детстве были билибинские книжки... И советские мультфильмы.





Мне очень интересно было делать этот венец с его удивительным орнаментом: тут явно какие-то солярные знаки, очень архаичные.




прототип


Или это было сделано для красоты, когда уже в 17-19 веках такого символизма не существовало в народной культуре? Из-за этого я загорелся его сделать, думал, вдруг я что-то пойму? Но тайна не была разгадана...




Северный венец. Реконструкция венца XVIII века по фотографиям Северно-Великорусской экспедиции ИЭА РАН 1948 года. Работа Ю. Никадимуса.

Шитьё бисером и жемчугом в технике «сажение по бели».
Материалы: холст, хлопковый шнур, металлический шнур, льняная нить, латунные пайетки, стеклянный бисер, стразы, речной жемчуг, канитель, трунцал. Подклад оборота — винтажный шелк (кустарный икат «абрбанди»).

Прототипы венца можно встретить: в Ярославском музее-заповеднике, Всероссийском Музее Декоративно-Прикладного Искусства, а также они опубликованы в книге «Бисер и стеклярус в России XVIII-начало XX века» 1990 года.


В своей работе я использую латунные пайетки и металлизированный шнур. Пусть это современные материалы, но они те же, что и раньше: стекло, жемчуг, хлопковая веревка, латунные пайетки, стеклянный бисер.




Единственная вольность, которую я себе позволяю (это отражение моего увлечения творчеством Рустама Хамдамова) — узбекские икаты на подкладке венцов.





Конечно, раньше такого не делали, были набивные ситцы, но мне очень нравится именно узбекский шелк. В то время ленты венца были отдельным культом. У меня сейчас пока нет «правильных» лент, их сейчас не производят, нужно искать винтажные. Раньше они были широченные, шелковые, муаровые - чем больше у тебя лент, тем ты красивее, богаче, дороже обойдешься тому, кто придет тебя замуж брать.




Свадебный головной убор из коллекции Натальи Шабельской. Brooklyn Museum Costume Collection at The Metropolitan Museum of Art, Gift of the Brooklyn Museum, 2009 http://metmuseum.org/collection/the-collection-online/search/156134?img=0


Эти венцы были очень дорогой вещью, они могли стоить столько же, сколько дом или несколько коров. На несколько деревень был один венец, его брали девушки в аренду, чтобы прийти красивыми на смотрины или венчание. Это не то, что мы сегодня думаем, что каждая девушка раньше сидела и вышивала такие венцы. Что-то она, конечно, вышивала, но такие предметы делал мастер золотной вышивки и вышивки жемчугом. Она не работала в поле, она занималась только вышивкой, брала в обучение учеников

Сегодня все подобные головные уборы называют кокошниками. На самом деле, кокошник и венец — это разные вещи.







Кокошник — это головной убор замужней женщины, под который убирались волосы.




Кокошник из коллекции Натальи Шабельской. Вид сзади Brooklyn Museum Costume Collection at The Metropolitan Museum of Art, Gift of the Brooklyn Museum, 2009 http://www.metmuseum.org/collection/the-collection-online/search/157135?img=4&imgno=4&tabname=label


Венец — это девичий головной убор, его носили с косой.




Девушка в зеркале. 1848, Филипп Осипович Будкин


Венец нельзя просто взять и носить. Это сакральный предмет одежды, он надевается на несколько дней после того, как девушку просватали. Она носит его на смотрины. Это узкообрядовый элемент одежды. Есть в Петербурге очень хорошая мастерская Софьи Владыкиной «Славутница», с которой мы сейчас в Казани делали выставку, она придумала делать венцы — маленькие прорезные коруны для свадеб, для венчания, и продвигает их, как свадебный головной убор.




Это замечательная идея — вернуть русским девушкам хотя бы один элемент национального костюма, который реально можно использовать!".

И мне нравится эта идея! Пока у нас современность сильно оторвана от традиционной культуры, а ведь без прошлого нет будущего, так пусть хотя бы невесты почувствуют эту связь времен. Да и любоваться венцом, как украшением интерьера - тоже прекрасная мысль! Уверена, что такие предметы не только выполняют декоративную фукцию, но и стимулируют желание сделать свою жизнь изысканнее и духовнее.

Спасибо Юханну Никадимусу за интервью! И уверена, мы с вами еще не раз услышим об интересных проектах и выставках этого талантливого человека!

Юханн Никадимус на фейсбуке https://www.facebook.com/nikadimuzz

Группа Юханна "Рустам Хамдамов. Собрание материалов" на фб https://www.facebook.com/RustamKhamdamov.sobranie?pnref=lhc
Tags: Россия, головные уборы, интервью, интересно, рукоделие
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author